Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

«Значимость региона слишком высока»

Автор: Кристине Агаларян

Интервью с директором Центра по исследованиям проблем культуры и цивилизации Ереванского государственного университета, профессором Давидом Оганесяном.
(…)
«Аравот»: - Насколько эффективными могут быть силы оперативного реагирования стран ОДКБ, какие именно процессы стали главным поводом для их создания?
Д.О.: - Для создания подобной системы необходимы серьезные ресурсы. Во всяком случае, на сегодняшний день, в условиях экономического кризиса, создание такой системы мне кажется не совсем реальным, в особенности, в плане эффективности.
Что такое ОДКБ? Это огромная Россия со своими возможностями и принципиальными позициями. Интересы остальных государств организации не имеют такой четкой направленности и не проявляются столь однозначно. Если силы ОДКБ во внутренних конфликтах (т.е. на пространстве СНГ – ПП) не используются, то для защиты от внешнего врага смысла в создании подобной структуры, возможно, и нет. Вряд ли Китай осуществит агрессию против Туркмении. Несомненно, есть определенные проблемы на границе с Афганистаном, но их можно решить ограниченными средствами и более компактными силами, на основании четко разработанных двусторонних соглашений.
Я не думаю, что ОДКБ может играть реальную роль, скорее всего, она связана с другими задачами (например, с расширением НАТО). Политика государств ОДКБ зиждется на проблемах широкого спектра, связанных с этим вопросом. Скажем, Узбекистан выйдет из ОДКБ, если будет в этом необходимость и если возникнут условия, для того, чтобы руководство этой страны приняло решение о членстве в НАТО. В нынешних условиях, когда проблема ресурсов стоит перед всеми странами, создание таких сил (оперативного реагирования ОДКБ – ПП) просто проблематично.
«Аравот»: - Какое место в российско-американских взаимоотношениях занимают Армения, Азербайджан и Грузия, и насколько адекватно это место воспринимается в Армении?
Д.О.: - Несомненно, потеря российского влияния в регионе очень болезненно воспринимается самой Россией, и эта потеря происходит не столько в результате действий единственной сверхдержавы – Соединенных Штатов, сколько по объективным причинам: у России нет тех огромных возможностей и ресурсов, которые были у Советского Союза. Давайте учитывать, что мы оказались перед некой абсолютно новой военно-стратегической реальностью: в результате августовской войны, американский (военный – ПП) флот оказался на Черном море. Это совершенно меняет всю ситуацию в регионе. Турция попыталась противостоять этому и не позволить, чтобы флот НАТО и Соединенных Штатов оказался в Черноморском бассейне, но, в конечном итоге, отступила. Это, естественно, меняет весь баланс сил на Черном море.
Россия и Турция на определенных договорных основах достигли баланса, спокойно передвигались в этом пространстве, порой обострялись проблемы, связанные с использованием проливов, но общий баланс сохранялся. Сегодня ситуация изменилась. Страны НАТО, фактически, решили прибрать к рукам все морское пространство. России осталась лишь маленькая часть ее прибрежной полосы и Севастополь в Крыму. Теперь ей также досталась Абхазия, чего очень мало для сохранения баланса.
Новой серьезной силой является также Украина.
Все это заставляет нас предположить, что, несмотря на то, что значимость южно-кавказского региона часто воспринимается как нечто второстепенное, третьестепенное, на самом деле, сегодня в геополитике она чрезвычайно высока: регион расположен в наиважнейшем пространстве, которое объединяет (или разъединяет) Черное море и Каспий. В Армении это не осознается.
(…)

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте