Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Украинский кризис и «завтрашний день» Закавказья (25.03.2022)

Автор: Сероб Марутян

Эксперты и политологи уже сегодня пытаются понять, каким будет мир и отдельные регионы после окончания конфликта на Украине. Для Армении важно понять, что ожидает Закавказье.
С чего начался украинский кризис? В первую очередь, зафиксируем следующее:
Украинский кризис стал той последней каплей, после которой «взорвалась» негативная энергия, накопленная годами в результате столкновения интересов России, ЕС и США. Украина стала центром столкновения интересов в треугольнике РФ-ЕС-США, и конфликт на региональном уровне перешел в глобальное противостояние.
Ясно, что после завершения военной спецоперации мы будем жить в качественно или содержательно ином мире и в другом регионе. В Закавказье изменится также роль и влияние России. Но как всё это будет выглядеть, пока никто не знает, и что-либо конкретное по этому поводу никто не может сказать.
Между тем, ситуация в Закавказье сегодня следующая. Грузия, по сути, полностью выступает на стороне Запада (Евросоюз плюс США). Хотя официальный Тбилиси, подальше от греха, придерживается весьма осторожной, хорошо просчитанной и разумной позиции.
Несмотря на то, что за считанные дни до украинской военной кампании Россия и Азербайджан подписали Декларацию о союзническом взаимодействии, сейчас официальный Баку занимает нейтральную позицию, а в азербайджанском обществе, а также в СМИ, которые почти на 100% находятся под влиянием правящего режима, царят антироссийские и проукраинские настроения. Президент и МИД Азербайджана воздерживаются от каких-либо конкретных заявлений, и только советник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что конфликт между Россией и Украиной необходимо урегулировать посредством дипломатических шагов и переговоров. Он также подчеркнуть, что это урегулирование должно вестись «с соблюдением принципа сохранения суверенитета и территориальной целостности государств». Кроме того, Азербайджан выделил гуманитарную помощь Украине.
Армения, по сути, также придерживается нейтральной позиции. Однако премьер-министр Армении Никол Пашинян пытается провести более глубокий анализ, заявляя: «Если мы проанализируем события последнего периода, в том числе, произошедшие с нами, то увидим, что с 2013-14 годов идут геополитические тектонические сдвиги, которые продолжаются по сей день. И именно эта геополитическая ситуация повлияла на ситуацию в Нагорном Карабахе и вокруг него. Это очевидно и доказуемо».
Если мы попытаемся глубже проникнуть в настроения каждого из трёх государств нашего региона, то увидим, что в них есть определённая двойственность. С одной стороны, существуют серьёзные опасения и обеспокоенности, а, с другой стороны, делается попытка скрыть их под видом внешнего нейтралитета. То есть, сохраняются все связи с Москвой, но в то же время эти государства придерживаются нейтралитета. В какой-то степени, это напоминает политику стран, входящих в Движение неприсоединения. Это довольно разумная и правильная позиция. Но также отметим, что как таковая, она промежуточная и временная, поскольку, как только оружие на российско-украинском фронте умолкнет, ситуация изменится.
Это изменение, в первую очередь, будет выражено тем, что после того, как конфликт на Украине будет завершён, возможности европейского или западного выбора для стран Закавказья будут сужаться, а возможности евразийского выбора – расширяться. Увидев то, что происходит с Украиной, а также, в некотором смысле, ощущая на себя последствия «центробежных настроений», Грузия, пожалуй, умерит своё стремление в НАТО. Хотя, если посмотреть с другой стороны, и Североатлантический альянс особо не будет стараться «приватизировать» Грузию.
Это, в свою очередь, может привести к реанимации известного формата «3+3» (платформа сотрудничества в Закавказье с участием Армении, Грузии, Азербайджана, России, Турции и Ирана – ПП) хотя бы в среднесрочной перспективе. Последняя вероятна, если нормализуются армяно-азербайджанские и армяно-турецкие отношения (если быть искренними, сейчас этот процесс идёт, каким бы он ни был трудным).
Однако здесь следует отметить один нюанс: «3+3» может превратиться в новую систему или новый механизм региональной безопасности – без Запада. Но здесь есть одно важное «но». Для достижения всего этого у России слишком много дел. И, в первую очередь, важно, чтобы Москва вдруг не стала восприниматься в регионе как «агрессор», «оккупант» или же «большой брат». Как это будет делаться, уже, пожалуй, будут решать российские «стратеги», поскольку они подали заявку на то, чтобы в новом «оркестре» региона стать «первой скрипкой».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте