Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Единственное спасение – Союзное государство (14.09.2022)

Автор: Кероб Саргсян

В отличие от 44-дневной войны (в Нагорном Карабахе осенью 2020 года – ПП), во время недавнего азербайджанского нападения на приграничные регионы Армении почти сразу же, параллельно с первыми азербайджанскими выстрелами, официальный Ереван обратился за помощью к России и ОДКБ. Но здесь есть один интересный нюанс: Никол Пашинян был уверен в том, что в этот тяжелый для себя момент Москва сможет найти силы для помощи Армении? И если выяснится, что нет, то и на этот раз он должен был начать шуметь о том, что русские не выполнили свои обязательства? Не мог ли он дождаться утра, чтобы хотя бы увидеть, каковы будут результаты политического вмешательства Москвы?
Обратимся также к более «глубинному» факту. Пашинян упорно говорит о «мирной повестке», встречается с Алиевым, соглашается со всеми его условиями, а недавно без единого выстрела сдал Лачин (дал согласие на изменение маршрута по новому коридору, соединяющего Армению с Нагорным Карабахом – ПП). Между тем, Азербайджан наносит удары по границам Армении. Почему? Этот вопрос настолько естественный, что даже сам Пашинян это понимает, и он уже вынужден отвечать. Он попытался сделать это накануне в своем выступлении в Национальном собрании. Однако эти «пояснения» лишь породили новые вопросы.
Чего же, по мнению Пашиняна, хочет Алиев?
«Очень важно уточнить контекст происходящего», - в обнадеживающем тоне начал он.
И, действительно, премьер изрек ряд истин. Хотя ради справедливости скажем, что в них не было ничего нового. Так, по словам Пашиняна, это очередное нападение «связано с переговорным процессом по вопросу Карабаха». То есть, Алиев не соглашается даже с бесхребетными возражениями армянской стороны о «безопасности, правах народа Нагорного Карабаха и вытекающем из этого статусе», и считает, что «Карабах – это Азербайджан, и точка», и никаких переговоров. То, что требование Азербайджана именно в этом, и оно заложено в основу «Брюссельского формата» (встречи лидеров Армении и Азербайджана под эгидой председателя Европейского совета Жана Мишеля – ПП), об этом мы неоднократно говорили. Вопрос в том, что у Пашиняна есть проблема с его принятием: мнение России – совершенно иное, поэтому процесс (армяно-азербайджанского урегулирования – ПП) не двигается с места.
Обратимся к другому утверждению Пашиняна: «Когда разговор идёт о процессе демаркации и делимитации, становится очевидным, что Азербайджан собирается в контексте этих процессов поднимать определённые вопросы, согласно своим формулировкам, относительно определённых территорий, якобы переданных Армении незаконным путём». Иначе говоря, Баку хочет отобрать от Армении её территории, плоть до Зангезура-Севана-Еревана. К тому же, он хочет («Зангезурский» – ПП) коридор, который Пашинян также не может отдать, поскольку и здесь есть российский фактор. Наконец, Азербайджан требует, чтобы Армянская армия не укреплялась. Впрочем, нашу армию так «модернизировали», что у неё, по всей вероятности, нет даже уровня заключительного этапа 44-дневной войны.
(...)
Если у Алиева много требований, то это означает, что ему просто наплевать на любую «мирную повестку». С одной стороны, это уничтожает предательский тезис времён Левона Тер-Петросяна (первый президент Армении – ПП) о том, что «отдадим Карабах и будем жить спокойно», который сейчас повторяют некоторые представители нынешней власти. Но тем самым Пашинян открыто признался, что весь его политический курс, которым он так гордился, изначально был провальным.
Если даже все остальные сомнения, в том числе, касающиеся существования договорных игр с Алиевым, мы оставим в стороне, то из-за явно провалившейся политики вчера в Национальном Собрании премьер просто был обязан подать в отставку. Но, конечно, он ни в коем случае не подаст в отставку, несмотря на все саморазоблачения.
На самом же деле, Пашинян всем этим подтвердил одно: он довёл Армению до того состояния, когда Азербайджан в своих расчётах никак не учитывает нашу позицию. И это понятно. Вместо этого единственный вопрос Алиева: что скажет или сделает Москва? И в данном контексте мы приходим к той реальности, о которой говорим, начиная с ноября 2020 года (окончание войны в Карабахе – ПП): для Армении единственный вариант спасения – стать частью Союзного государства. Если всем народом мы в этом ещё не убедились, то нас ждёт грустная перспектива.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте